Послесловие к Брюсселю: гости пришли – в хате не убрано

Послесловие к  Брюсселю: гости пришли – в хате не убрано

Всего 40 минут шли в прошлый четверг трехсторонние консультации в Брюсселе по газу и вот уже сколько дней о них пишут. Ну, и я туда же. Потому как «много букаф», цитат, констатации факта, что все были вежливы и даже немного расшаркались (впервые за последние несколько лет), но никто толком не разъяснил, почему это пока даже не переговоры и где документы для подписания? А документов-то и нету, потому что все запутались в нашем анбандлинге, европейском Третьем энергопакете и премии в $46 млн.
Об этом сообщает nakontrole.in.ua со ссылкой на СМИ.

Даже не знаю, с чего начать – анбандлинга, энергопакета или Стокгольмского арбитража, премию за который все руководство НАКа уже получило, и теперь как-то несподручно ее отдавать. Начнем все-таки с базиса – Третьего энергопакета. Что это такое и с чем его едят?

В июле 2009 года Европейский Союз в пылу демонополизации принял пакет общеевропейского законодательства, который предписывает разделить добычу, транспортировку и продажу энергоносителей (газа, электричества и т.п.). Это дело назвали Третий энергопакет. Мы к нему присоединились, а Россия нет, и «Газпром» пытается с этой темой бороться.

Под выполнение европейских требований «Нефтегаз Украины» был «расчленен» или другими словами подвергнут так называемому анбандлингу, о чем мы многократно писали. Процесс анбандлинга растянулся на несколько лет и только 18 сентября 2019 года в нем, наконец, была поставлена точка. Решением Кабмина. А встреча в Брюсселе, напомню, состоялась 19 сентября. На следующий день. Когда постановление еще не успели даже распечатать.

Как сформулировал министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель «Украина приехала на трехсторонние переговоры с готовым решением (!) по анбандлингу». Не с документом, а с решением. И это очень важный момент, на который стоит обратить внимание.

Пока выбирали между двумя моделями анбандлинга, успели создать ПАО «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ), о котором мы писали. МГУ было создано правительством в качестве будущего оператора ГТС Украины. Но потом все переиграли и оператором стал ООО «Оператор ГТС Украины» . Куда деть МГУ непонятно. Пока его засунули в Минфин

Дело в том, что Россия, как известно, предложила продлить действующий контракт с «Нефтегазом» еще на год на тех же условиях. Но, как объяснил представитель Европы на трехсторонней встрече, вице-президент ЕК по вопросам Энергетического союза Марош Шефчович, существующий контракт продлить невозможно, ибо с нового года изменится субъект соглашения с украинской стороны. Транзитером будет новая компания. А «Нефтегаз» выходит из процесса с 1 января.

Но даже если бы русские сказали: «Окей, давайте заменим сторону в «шапке» договора и пусть это будет правопреемник «Нефтегаза», мы тоже ничего не можем сделать. Потому что для сертификации нового украинского транзитера в ЕС необходимо время. Европа – это вам не «бешеный принтер» в Верховной Раде. Они все делают не торопясь.

Спросите, почему три года «чесались» и только накануне переговоров «раздуплились»? Опять же по вине Европы. Они никак не могли решить, какая из двух моделей анбандлинга «Нефтегаза» им больше нравится: полная ампутация (OU) или частичная (ISO). Наконец согласовали первую.

Теперь надо записать нового транзитера газа ООО «Оператор ГТС Украины» во все реестры. Передать ему по акту имущество (трубы) и перевести персонал. Пройти сертификацию в НКРЭКУ на право коммерческого использования ГТС, получить сертификат Евросоюза. И только после этого появляется юридическая возможность подписывать транзитный контракт с «Газпромом».

Но и тут не все так просто. Пока выбирали между двумя моделями анбандлинга, успели создать ПАО «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ), о котором мы писали. МГУ было создано правительством в качестве будущего оператора ГТС Украины. Но потом все переиграли и оператором стал ООО «Оператор ГТС Украины» . Куда деть МГУ непонятно. Пока его засунули в Минфин, который никаким боком к транзиту газа не относится. И хотят загрузить имуществом, числящимся в настоящее время на балансе АО «Укртрансгаз». Но это проблематично, ибо труба должна быть в управлении «Оператора ГТС Украины».

В общем, такая вот сумятица. Картина маслом: гости пришли – в хате не убрано. Говорят, именно из-за этого консультации, которые должны были начаться в 14:30 по брюссельскому времени, задержались на час. Стороны провели встречу в узком составе, и в течение часа мы объясняли русским, что у нас продолжается анбандлинг. После чего начальник юридического департамента «Газпрома» Сергей Кузнец заявил, что заключить новый контракт на транзит пока юридически невозможно.

Теоретически «Нефтегаз» мог бы задержаться еще на месяц после 1 января 2020 года, а все это дело с новыми структурами отложить на конец 1 квартала. Но против такой схемы выступила Европа. Она хочет все делать по правилам.
Но чтобы договорится хотя бы по одному из вариантов, Россия в качестве «аперитива» предлагает «Нефтегазу» добровольно отказаться от всех своих выигрышей в Стокгольмском арбитраже и не забирать $2,56 млрд., которые нам присудили по результатам двух арбитражных производств, но мы их пока от «Газпрома» не получили

А по правилам с 1 января «Нефтегазу» жить уже нельзя. Отсюда возникла идея долгосрочного контракта на 10 лет между «Газпромом» и еще не созданным ООО «Оператор ГТС Украины». Который Россия пока не рассматривает и не обсуждает, ввиду отсутствия собственного самого предприятия.

Другой вариант, предложенный Россией, – продлить соглашение на транзит газа через Украину на короткий срок с «Нефтегазом» «в случае, если не будут внедрены новые требования ЕС». Другими словами, если «уборка» не закончится.

Альтернативой контракту являются так называемые «свопы». По европейскому законодательству Украина обязана выставлять свободные транзитные мощности на аукцион, и Россия сможет выкупать их для осуществления краткосрочных и даже разовых поставок. Именно это имел ввиду шеф Минэнерго РФ Александр Новак, когда говорил, что Россия готова работать по новому европейскому законодательству и бронировать мощности для транспорта газа через Украину

Но чтобы договорится хотя бы по одному из вариантов, Россия в качестве «аперитива» предлагает «Нефтегазу» добровольно отказаться от всех своих выигрышей в Стокгольмском арбитраже и не забирать $2,56 млрд., которые нам присудили по результатам двух арбитражных производств, но мы их пока от «Газпрома» не получили.

Переговорщики от «Нефтегаза» категорически против, потому что из этой суммы они уже выписали себе премию в $46 млн , а некоторые (не будем показывать пальцем) даже переслали деньги маме в Америку. И что теперь? Возвращать премию обратно? В общем, украинская сторона категорически против. Точнее, сторона «Нефтегаза». Оржель что-то намекал на счет готовности отказаться только от нового иска в Стокгольмский арбитраж на $11-14 млрд.

В общем, торг пошел. Впереди еще месяц на раздумья и уборку. До новых консультаций, которые могут стать переговорами. А могут и остаться консультациями. Но знаете, что самое забавное, никем не замеченное? После окончания «уборки» НАК «Нефтегаз» должен упокоиться в структуре под названием «Фонда национального богатства». Да-да, именно так. Не смейтесь. Почти плагиат с российского «Фонда национального благосостояния». Разница лишь в том, что они туда бабки от нефти и газа складывают, а мы – юридические остатки ликвидированного «Нефтегаза».


Источник: “http://versii.com/news/400070/”

ТОП новости

Вход